СТРЕМЛЕНИЕ К ИДЕАЛЬНОМУ ПРЕДПРИЯТИЮ

В 1963 году в Ярославле был создан специализированный межобластной трест механизации, призванный упорядочить техническую эксплуатацию большого парка строительных машин, находившихся на балансе Главверхневолжскстроя. Помимо традиционной эксплуатации машин и механизмов, на трест было возложено выполнение земляных работ, в том числе буровзрывных. Новая организация специализировалась также на монтаже фундаментов, погружении железобетонных свай и металлического шпунта, прокладке наружных сетей водопровода и канализации, строительстве дорог, благоустройстве территории и т. д. Предприятие приняло участие в реконструкции и расширении крупнейших ярославских заводов: шинного, моторного, топливной аппаратуры, синтетического каучука, судостроительного, лакокрасочного, а также в строительстве огромных жилых массивов. Теперь бывший трест называется ОАО «Спецстроймеханизация». Наш корреспондент беседует с генеральным директором акционерного общества Рашидом АРИФУЛИНЫМ. — Рашид Саидович, совет директоров назначил вас на должность генерального директора менее двух лет назад. Вы новый человек в «Спецстроймеханизации»? — Нет, я отработал в тресте много лет. В 1975 году, после окончания Ярославского политехнического института, был принят мастером в ССМУ-1 треста Спецстроймеханизация. Через год был назначен начальником участка, затем — начальником управления. К началу 90-х годов наш трест был очень мощной строительной организацией, в которой работали более 3 тысяч человек и было задействовано свыше 1000 различных строительных машин и механизмов. — Как повлияло на вашу организацию десятилетие реформ? — От треста, который сам стал акционерным обществом, очень скоро отделился ряд управлений, и в первую очередь те, что находились в других городах области. В 1992 году я, отработав в тресте 17 лет, ушел с должности начальника управления и в содружестве с несколькими партнерами создал свое малое предприятие для работы в той же сфере деятельности. Мне тогда было сорок лет, очень хотелось попробовать себя в самостоятельном бизнесе. Надо сказать, дела у нас пошли неплохо, мы выполняли по городу немалый объем работ и успешно конкурировали с моим бывшим трестом. — Как же так вышло, что, имея собственное и вполне успешное дело, вы вдруг согласились занять кресло генерального директора акционерного общества, которое к 1999 году оказалось в крайне тяжелом финансовом положении? — Видите ли, все семь лет, что я работал «на стороне», трест — а все мы по привычке продолжаем его так называть — оставался для меня родным. С ним был связан огромный кусок жизни, а это так просто не забудешь, из сердца не выкинешь. Порой мне было просто больно, что мое малое предприятие работает, имеет заказы, а «наше» — трест то есть — простаивает, соответственно наращивает долги, а рабочие не получают зарплату. Поэтому, когда в 1999 году люди обратились ко мне с просьбой взять на себя руководство трестом, я счел себя не вправе отмахнуться от этого предложения. Предварительно, правда, посоветовался с друзьями. Многие мне говорили: у тебя хороший налаженный бизнес, спокойная жизнь, зачем тебе этот хомут на шею? Но я не мог допустить, чтобы мощная, в потенциале очень работоспособная и далеко мне не безразличная организация рухнула окончательно. — А что дали вам семь лет работы, как вы говорите, «на стороне»? — Я достаточно быстро перешел от социалистического образа мышления к рыночному. Понял, например, что нельзя сидеть и ждать, когда зазвонит телефон и на тебя сам собой «упадет» заказ на какой-то вид работ. Нужно крутиться и фронт работ искать самому. В годы социализма руководителя в немалой степени оценивали по его отношению к собственному строительству. Если он занимался этим, находил источники финансирования для возведения собственного жилья, расширения или реконструкции производства и базы, закупки современного оборудования, позволяющего внедрять новые технологии и выпускать высококачественные материалы, то такой руководитель оценивался высоко. Но в принципе можно было этого и не делать, а только давать план. И тоже все было хорошо. Сейчас ситуация совершенно иная. Сама жизнь, законы рынка заставляют руководителя думать о реконструкции производства, о внедрении новейших технологических разработок и т. д. Если руководитель не желает думать и, главное, действовать в этом направлении, изыскивая любые возможности и средства, то он должен уйти, иначе его предприятие просто обречено на гибель. Когда мне говорят, как трудно работать в новых рыночных условиях, я всегда привожу в пример мэра Ярославля Виктора Волончунаса. Тут надо сказать, что я родился в Ярославле, рос, учился, всю жизнь здесь работаю, поэтому очень люблю этот город. Посмотрите, как за последние годы расцвел Ярославль. Чистый, ухоженный, украшен ландшафтными цветниками. Работают фонтаны и реставрируются красивейшие древние храмы. Центральная его часть — это подлинно европейский город. Я был во многих странах и знаю, о чем говорю. А ведь последнее десятилетие выдалось самым трудным для экономики страны. Значит, можно и в сегодняшней ситуации находить такие формы работы, которые позволяют добиваться значительных результатов. — Какую цель вы поставили перед собой, возглавив ОАО «Спецстроймеханизация»? — Первая цель определялась тем экономическим состоянием, в котором оказалось акционерное общество в 1999 году. Честно говоря, я даже не представлял себе всей сложности ситуации, пока не стал генеральным директором. Сумма долгов предприятия приблизилась к 40 миллионам рублей, с пенями она составляла еще большую сумму. Трест был не только на грани банкротства, но полурастащен, разбалансирована деятельность всех его звеньев и структур. Поэтому на первом этапе нужно было стабилизировать положение, прекратить наращивание долгов за счет своевременной проплаты текущих налогов и договоренности о реструктуризации прежней задолженности. Но это была только промежуточная цель. Работа руководителя — дело творческое, созидательное. Как художник рисует картину, так руководитель создает в своем воображении образ некоего идеального предприятия и стремится к реализации этой идеи. Без постановки такой задачи мне было бы неинтересно браться за это дело. — Чего удалось добиться на пути к идеальному предприятию за полтора года работы? — Первая цель достигнута. Текущие налоги мы проплачиваем, прежние долги реструктурированы и оплачиваются по графику. В тресте сегодня работают 550 человек. Мы выполняем все продекларированные прежде виды работ на 70-80 миллионов рублей в год. Первыми приходим на объект — готовим котлован под фундамент — и последними уходим, выполнив укладку асфальта и благоустройство территории. В минувшем году трест уложил 14,7 километра водопроводных и канализационных сетей, а в предыдущем — только 9,6. За прошлый год разработана 221 тысяча кубометров грунта, а в 99-м — 170 тысяч. Заметный рост отмечен на укладке асфальтового покрытия по числу забитых свай. — Благодаря чему удалось изменить ситуацию к лучшему? — Прежде всего мы провели структурные изменения внутри предприятия. Взялись за активный поиск заказов, освоение новых технологий, новых и недорогих материалов. Это понизило себестоимость наших услуг и соответственно увеличило количество наших партнеров. Наконец, навели элементарный порядок на производстве, усилили охрану, перекрыв возможность растаскивать материалы и оборудование. Короче говоря, наладили нормальную деятельность производственного механизма. Одно это дало положительный сдвиг в работе. — Это означает, что все проблемы в деятельности предприятия преодолены? — Конечно, нет! Экономическая ситуация в стране, существующие сегодня законы никак не позволяют нам жить и работать без проблем. Разве может строительная организация нормально развиваться, если нас заставляют все платежи за энергетические ресурсы и услуги, налоги всех уровней проплачивать живыми деньгами, а по отношению к нам со стороны всех заказчиков таких обязательств нет. Нам сегодня должны не меньше, чем мы по своим старым долгам. В стране должны быть такие законы, которые обеспечивали бы нормальную деятельность больших и малых частных предприятий. Ведь для строительства новых производств, реконструкции старых, внедрения новых технологий необходимы дополнительные и отнюдь немалые капитальные вложения. Однако государство, к большому сожалению, совершенно не занимается созданием системы долговременного кредитования, до сих пор не предоставило никаких гарантий для частных инвесторов. Я считаю, что капиталы, заработанные в 90-е годы, должны быть амнистированы. Многие их владельцы уже поняли необходимость и выгодность вкладывания своих средств в отечественное производство, но по-прежнему опасаются это делать. У нас недавно побывали представители двух солидных германских фирм, и мы, естественно, завели разговор р вложении ими средств в наше производство. Но они сразили нас одним-единственным вопросом: почему же ваши собственные предприниматели не вкладывают деньги в российское производство, а предпочитают переводить их за рубеж? На этом разговор можно было считать законченным, потому что ответа на этот вопрос у нас не было. — Несмотря на острую нехватку инвестиций, вы все же активно занимаетесь внедрением новых технологий, позволяющих выпускать современные стройматериалы высокого качества. — Совершенно верно. Моя цель — не просто возродить трест, усовершенствовать его ремонтную базу, снять в коллективе социальные проблемы, накопившиеся за годы реформ. Строительная организация такого уровня, как наша, должна сама производить высококачественные и сравнительно недорогие материалы и с помощью их осваивать новые технологии в строительстве. Вот это направление деятельности для меня сегодня особенно важно и интересно. Мы, например, начали у себя производство тротуарной плитки, бордюрного камня, легких бетонов, облицовочных блоков. Изготавливаем, причем на отечественных установках, черепицу на основе полимеров, которая в отличие от знаменитой немецкой не бьется при транспортировке и значительно легче ее. Планы у нас большие, разработан соответствующий бизнес-план, предусматривающий выпуск современных материалов. Но для его осуществления, для того, чтобы наладить производство той же плитки в промышленных масштабах, опять-таки необходимы инвестиции. И опять их нет, несмотря на то, что дело это очень прибыльное, если его поставить с умом и организовать на современном уровне. В заключение хотелось бы сказать несколько слов об общей ситуации в стране. В последнее время у меня такое ощущение, что наша Россия объективно готова к мощному рывку вперед. Она сейчас похожа на сжатую до предела пружину. Если мы сейчас сможем решить принципиальные, давно наболевшие вопросы, а это, повторяю, вопросы финансирования и кредитования, создания таких условий, чтобы наши капиталы вкладывались в отечественное производство, а не «убегали» за границу, то пружина сможет развернуться с колоссальной силой. И тогда все мы окажемся свидетелями и творцами небывалого экономического подъема страны, высочайших темпов роста национального дохода. И ведь такое экономическое чудо вполне реально. Если же главные вопросы решены не будут, то пружина эта, хотя и сделана из сверхпрочных материалов, может не выдержать и лопнуть. Тогда общество впадет в немыслимый хаос и неизвестно когда из него выберется. Российские производители давно ждут подобных решений от Думы, Правительства, Президента РФ. Пора высшим эшелонам власти понять, что без ясной и четкой политики, направленной на поддержку собственной промышленности, невозможны нормальная жизнь общества, эффективное функционирование предприятий подрываются, наконец, основы существования самого государства.

Комментарии запрещены.

Gallery
13 16 23 29 4 5
Песок.
Песком называется осадочная горная порода, а также искусственный материал, основу которого составляют частицы горных пород, он относится к числу сыпучих строительных материалов. Песок очень широко применяется в строительстве оснований под фундаменты, в изготовлении различных строительных материалов, растворов и бетонов, в строительстве дорог и т.д. Различают природный и искусственный песок. Природный песок разделяется по фракциям и по видам залегания, а также разделяется на горный, дюнный, речной или морской. Наибольшее применение в строительстве нашли речной и горный (карьерный) песок. В качестве заполнителя для производства бетона, раствора используется речной песок, из него выполняют основания дорог и взлетные полосы аэродрома. Морской песок используется в дорожном строительстве и в производстве бетонов. Карьерный песок применяется для изготовления кладочного раствора, тяжелых и теплоизоляционных видов бетонов. Кроме того его используют в качестве основной подготовки под покрытия дорог. Искусственный песок производят путем дробления из мрамора, гранита, известняков и туфа. Он применяется в производстве фактурных растворов.